Монолог короля Лира

Переводчик: Н. Карамзин

Я  прошу  знатоков Французского театра найти мне в Корнеле или в Расине что-нибудь  подобное  -  например,  сим  Шекспировым  стихам, в устах старца Леара,  изгнанного  собственными  детьми его, которым отдал он свое царство, свою корону, свое величие, - скитающегося в бурную ночь по лесам и пустыням:

                 Blow winds... rage, blow!
            You sulph'rous and thought-executing fires,
            Vount couriers oak-cleauing thunder-bolts,
            Singe my white head! And thou allshakihg thunder,
            Strike flat the thick rotundity o'th' world;
            Crack nature's mould, all germins spill at once,
                 That make ungrateful man!!!
            I tax not you, you elements, with unkindness!
            I never gave you kingdom, call'd you chitdren;
            ...Then let fall
            Your horrible pleasure!.. Here I stand, your slave,
            A poor, infirm, weak and despis'd old man!

("Шумите,  ветры,  свирепствуй,  буря!  Серные  быстрые  огни, предтечи разрушительных  ударов!  Лейте  пламя.  на  белую глав) мою!.. Громы, громы! Сокрушите  здание  мира;  сокрушите  образ натуры и человека, неблагодарного человека!..  Не жалуюсь на вашу свирепость, разъяренные стихии! Я не отдавал вам царства.  не  именовал вас милыми детьми своими! Итак, свирепствуйте по воле! Разите - се я, раб ваш, бедный, слабый, изнуренный старец, отверженный от человечества!")

Они  раздирают  душу;  они  гремят,  подобно  тому грому, который в них описывается,  и  потрясают  сердце  читателя.  Но что же дает им сию ужасную силу?   Чрезвычайное   положение   царственного  изгнанника,  живая  картина бедственной судьбы его. И кто после того спросит еще: "Какой характер, какую душу имел Леар?"